Публикации



26.01.2013

К 70-летию освобождения села Монаково

22 января 1943 года 116 отдельная танковая бригада под командованием полковника А.Ю. Новакова внезапным ударом овладела с. Казачок и важной железнодорожной станцией Голофеевка и в течение пяти дней при поддержке 6, 8 отдельных лыжных бригад и 1 батальона 81 гвардейского стрелкового полка 25 дивизии (в этой дивизии воевал сын В.И. Чапаева) вела бои за удержание этих объектов.

Затем с разных сторон быстрыми темпами начала продвигаться в сторону Старого Оскола. 27 января во второй половине дня немцы и их приспешники в спешном порядке начали покидать село Монаково. Морозным солнечным утром 28 января 1943 года, не встретив никакого сопротивления, со стороны села Шмарное по ул. Булавонка (Садовая) и ул. Санопиховка (Центральная) в сторону Долгой Поляны прошли военные разведчики.

Вот как вспоминали очевидцы этих событий, жители Монакова Ольга Константиновна и Прасковья Дмитриевна Монаковы и Нина Ефимовна Панкратова:

- Все разведчики были как на подбор молодые. Рослые, крепкие и красивые. Одеты как с иголочки во все новое, в полушубках, валенках, теплых рукавицах, шапках, с карабинами наперевес… 

А как больно было смотреть на отступающих в спешном порядке красноармейцев в первых числах жаркого июля 1942 года. Измотанные, грязные, голодные с испуганными  лицами проходили они по улицам села на восток. Конечно, они еще не знали, что  через какие-то 10-15 дней пойдут по селу в обратном направлении, но уже в качестве военнопленных. А многие навечно останутся лежать в местных урочищах, балках и оврагах, окружающих Монаково.

Во время оккупации села, которая длилась с 6 июля 1942 года по 27 января 1943 года, 60 парней и девушек в возрасте от 15 до 18 лет были угнаны в Германию, об этом пишет в газете «Путь Октября» за 5 февраля 2000 года краевед Владимир Иванов. В числе этих 60 был и мой отец Петр Константинович Монаков. Угнали крепкого здорового парня, а вернулся с надорванным здоровьем.

Всюду, где побывали фашисты, остались кровавые следы их злодеяний. 17 июля 1942 года  был расстрелян наш односельчанин Андриян Алексеевич Монаков только за то, что был коммунистом. Во второй половине июля была расстреляна семья Панкратовых, трое человек, как объявили немцы, за связь с партизанами. Но на самом деле фашисты обнаружили у них на чердаке двух красноармейцев, попавших в окружение. Семью расстреляли в сумерках в центре села, в том районе, где сейчас стоят многоэтажные дома № 10, 11. Вначале на глазах у дочери убили отца Сергея Панкратова и его жену Ефросинью, затем выстрелили в шестнадцатилетнюю Марфу. Но только ранили, ночью она очнулась и приползла к своим близким родственникам. В этот же день с той же формулировкой был расстрелян Егор Акимович Монаков.

А в середине июля произошла трагедия в учительской семье Марии Сергеевны Малыхиной.  Ее 12-летний сын Лева тайком принес домой гранату и, забравшись на печку, принялся разбирать ее – прогремел взрыв и мальчик погиб. Что происходило дальше вспоминает сосед, участник войны, Григорий Иванович Монаков:

- На другой день мы с ребятами на кладбище выкопали могилу. Я пришел домой. Во дворе мой отец Иван Никитович и дядя Василий Алексеевич Монаковы делали гробик для Левы. В это время по улице двигалась большая колонна наших военнопленных. Страшная стояла жара, измученные дорогой и жаждой красноармейцы стонали, просили пить,  обращались к селянам. Недолго думая, бросив инструменты, отец и дядя Вася подхватили кадку с водой и вынесли на улицу. Немцы начали стрелять в них, они стали убегать. Отца моего ранило в плечо, но он умудрился перескочить через соседский плетень и скрыться в саду. А дяде Васе не повезло, он забежал в хату, а немец за ним – у меня на глазах выстрелил ему в голову и убил. В 1942 году на фронте погиб и отец Левы – учитель Монаковской начальной школы Герасим Андреевич Малыхин...

Монаковцы сильно пострадали во время оккупации. Когда подойдете к вечному огню у памятника Скорбящей матери в старооскольском горсаду на улице Ленина, обратите внимание на мемориальные плиты с фамилиями старооскольцев - жертв фашистской оккупации. Из 144 фамилий – одиннадцать Монаковы.

В период освобождения Старооскольского района на Долгополянской территории шли упорные бои. Из оперативной сводки генерального штаба Красной армии от 1 февраля 1943 года мы узнаем, что 31 января части 40 армии овладели Котеневкой, из сводки от 2 февраля известно, что основные силы 40 армии вели напряженные бои в районе Горшечного и Старого Оскола, части 305 стрелковой дивизии очистили от противника Верхне-Чуфичево, Котеневку, Александровку.

Не менее упорные и ожесточенные бои шли за освобождение Верхне-Атаманского. Как в Верхне-Чуфичеве, так и в Верхне-Атаманском враг имел хорошо укрепленные позиции, да и местность позволяла – холмы, река Чуфичка, пруд. В Верхне-Атаманском была кирпичная церковь с колокольней в пять ярусов высотой 21 метр. Там засели пулеметчики и снайперы, оттуда били минометы. Сейчас от церкви остались лишь стены, которые виднеются между отвалами СГОКа и городской свалкой.

Освобождала Верхне-Атаманское 8 лыжная бригада. После боев за Голофеевку шестая лыжная бригада пошла через Сорокино на Старый Оскол, а восьмая через Великий Перевоз, Нижне-Чуфичево, Раевку устремилась на Верхне-Атаманское. Пять дней и ночей понадобилось красноармейцам, чтобы освободить село и двинуться на город. Больше половины лыжной бригады осталось под селом навечно, такая же участь постигла и другую лыжную бригаду, о чем пишет в своей книге «Оскольский край» А.П. Никулов. Прах этих солдат лежит в трех братских могилах на Долгополянской территории: в Верхне-Чуфичево, Нижне-Чуфичево и Долгой Поляне. Вечная им память.

Иван Петрович МОНАКОВ, житель села Монаково.

 

Остатки кирпичной церкви в Верхне-Атаманском

Голосов:
0

Комментариев: 0

Поделиться