Архив

Полезные сайты

Публикации



34.16 | Наш эксперемент

29.08.2016 Ирина Помеляйко, студентка

Внезапная гостья

Я лёгкая на подъем! Иногда даже слишком! Поэтому когда редактор сказал: «Но это весьма рискованно и даже опасно», остановить меня было уже невозможно.

Суть задания состояла в том, чтобы я отправилась в одно из сел округа и погрузилась за сутки в его жизнь. Набралась впечатлений, познакомилась со случайными людьми. Самое интересное, что мне предстояло сделать, это в роли студентки филфака, которая, якобы, изучает фольклор и просто путешествует по селам с рюкзаком за спиной... практически без денег! А значит ночлег и провизию мне придется искать самой. Для начинающего журналиста задание непростое, но потрясающее!

Ехать решила в субботу. Пункт назначения - Роговатое. Одно из самых колоритных и самобытных сел нашей территории. Погода с самого утра обрушилась мерзким дождем и холодным ветром. В голове: «Может, остаться. Вот куда ты лезешь?» Но погода не мешает планам, планам мешают мысли. А с ними все в порядке. Нужно да и хочется!

Иду до автовокзала в дождевике и с набитым рюкзаком.

Ноги в очереди, голова - в иллюзиях. Прокрутила тысячу вариантов и уже мне не смешно. Волнуюсь. Только в автобусе поняла, что не умерла от сердечного приступа и, кажется, еду искать приключений. На лице улыбка, а внутри большой вопросительный знак. Начинаем!

Село незнающих людей


Случайный диалог по пути, кажется, попытался подкосить мою уверенность. Девушка, которая ехала до Солдатского, сказала, как отрезала: «Люди там злые, неприветливые. В общем увидите!» После такого хоть в поле выходи из автобуса.

Поворачиваюсь к мужчине, сидящему сзади.

- А Вы в Роговатом выходите?

- Да.

- О! Я тогда выйду с Вами!

- Зачем Вам со мной?

- Да я просто до Роговатого еду, с Вами выхожу, получается.

- Здесь много кто выходит в Роговатке, зачем выходить со мной? Выходи с кем-нибудь другим! Странная ты девочка...

Будто в комедию попала. То ли не так обратилась, то ли не к тому. Но улыбку с лица не уберу. Хотя чувствую себя уже неуютно.

Въехали в село, оно огромное, остановок тут несколько. Где выходить? Да, географом мне точно не стать. Выбрала остановку «Верный путь». Пусть будет знаком свыше.

Со мной на обочине оказалась девушка, которая тут же оседлала багажник велика. Её ждала сестра. Они рванули в глубь села до того, как я успела рот открыть. А расспросить ой как хотелось. Сначала поищу место для ночлега, а потом начну обследовать окрестности.

У дома неподалеку мужчина что-то ремонтирует. Любопытно.

- Здравствуйте! Я путешествую по селам. Что у вас здесь можно посмотреть? Какие красивые места, достопримечательности?

- Не знаю, нет тут ничего, - ответил он неприветливо.

Иду дальше. Верю, что мужчина просто был занят, а девушка из автобуса ошиблась...

С треском навстречу несется мопед. Рулит парень приблизительно моего возраста в олимпийке и трениках. Отлично! Улыбку шире, черные лосины и распахнутый взгляд. Сейчас всё узнаю! В фильмах помогает. Голосую. Мопед утих, пришло время включить звук мне.

- Привет!

- Ага.

- Я тут путешествую по селам, что можно посмотреть у вас?

Недоумевающий взгляд веет презрением. Мне не по себе.

- Да, ничего.

- А у кого можно тут переночевать, может, есть люди добрые, посоветуй?

- Не знаю.

Резиновый шлепок нажал на педаль газа и мои уши испытали стресс. Крутые парни ездят без глушителей...

Дядь Витя

Иду дальше. Вижу какой-то заброшенный дом. Ну, как туда не влезть любопытным носом? А может, здесь мне и переночевать придется!

Пробираюсь сквозь дебри в сад. Вокруг обломки мебели и, наверное, того, что когда-то было хозяйством. Заглядываю в грязные окна. Пусто. Рассматриваю дальше. В окно выглядывает седоволосый мужчина. Улыбаюсь. Не потому, что мне весело, наверное, мне страшно, люди, живущие в таких домах, не самые приветливые.

На крыльцо выходит мужчина лет пятидесяти пяти с добрым лицом и густой седой шевелюрой.

- Здравствуйте! Я - Ира!

- Дядь Витя (имя изменено).

- Я по селам путешествую, завтра с утра уезжаю, мне нужно где-то переночевать, вы не знаете, кто мне может помочь?

- Да можешь хоть у меня. Заходи!

Вот никогда бы не пошла в другой момент, но этот дядя Витя и голосом, и видом своим вызывал чувство доверия. От него будто веяло добротой. Возможно, глупо, но я рискнула. Быть может, когда-нибудь я стану военным корреспондентом или журналистом-криминалистом. Надо опыта набираться.

Захожу в дом. Здесь темно, освещение лишь от пасмурного неба. Ощущение, будто в погребе оказалась. На беленых стенах паутина. Пол деревянный и очень грязный. Хорошо, что хозяин дома разрешил ходить в обуви. Напоминает всё это жилище Плюшкина. Там и сям всё раскидано. В углах залежи пустых фанфуриков, на столах горы немытой посуды. Здесь давно не было женской руки... Кажется, целую вечность. Если придется тут ночевать, сделаю генеральную уборку!

Дядь Витя начинает суетиться. Готовить обед. Главное блюдо - картошка. На газовой плите с двумя конфорками сковородка с луком. Это, судя по всему, одна из тех посудин, для которой не требуется масло, она им пропитана. В другой ситуации никогда не притронулась бы к такой еде. Но у меня задание.

Хозяин дома присаживается на лавку возле стола. Повсюду грязь, мусоркой служит медный тазик с объедками и кожурой от картошки. Он стоит рядом с лавочкой. На столе соль и несколько помидоров. В банке из-под томатной пасты - крупнолистовой черный чай. Неподалеку на тумбе - плесневелый хлеб, больше половины буханки, рядом стоит еще одна, слегка надломленная. Но мне все равно. Масло уже шипит.

- Высыпай себе картошку, вот яички, сколько хочешь: два-три? Бери три, сейчас тебя накормим, дочь.

- Картошка! Здорово, сто лет не ела картошку!

Это правда. Помешиваю картошку засаленной ложкой, разбиваю яйца. Я не голодна, но не отказываюсь. Неприлично.

Дядь Витя садится напротив меня. У него на удивление гладкая, слегка загорелая кожа. На рубашке василькового цвета разорван локоть, небольшие дырочки возле карманов. Штаны из грубой серо-коричневой ткани. Вспоминаю своего дедушку, у него такие же.

- Расскажете мне что-нибудь? Я езжу по разным местам и с интересом слушаю людей.

Дядь Витя не дедушка ни для кого. Он уже пять лет живет один в доме родителей. Это я узнала позже. Было несколько влюбленностей, но как-то не срослось. Теперь он наедине с воспоминаниями.

- Любовь проходит через два-три года, дочь. Не знаю, куда она девается. Поняла? Ты прости, что дочкой тебя называю.

Он немного смущается, так по-мужски, стараясь не показать эмоций. Интересно, мое внутреннее умиление отразилось во взгляде? Надеюсь, да.

- Что вы! Мне даже приятно!

Картошка приготовилась. Ем. Стараюсь не думать о ложке. Слушаю дядь Витю. Он наливает мне холодный чай в пластмассовую баночку от творога, подкладывает под сковородку отрезанное с двух краев яблоко, чтобы она наклонилась.

- Ты жир не ешь, не нужно это, он не полезный совсем. Пусть он вниз стекает. Я агрономом раньше работал, так что с наукой знаком. Да ты ешь, не стесняйся. Тебе, может, помидор порезать. Вон хлеб, возьми.

Молчание прервалось вздохом.

- Я бы тебе больше рассказал, да отхожу пока, плохо, я вчера (дядь Витя слегка бьет себя двумя пальцами по шее). Поняла?

Его серо-голубые глаза смотрят на меня. Признаки пьяных посиделок с товарищами еще не коснулись внешности. Не хочется, чтобы касались. Но обстановка располагает, а жалостью я не помогу. Нужно желание самого человека. Его немного, вернее нет.

- Я вообще нечасто выпиваю, но бывает. Деточка, ты можешь за пивом сходить, у тебя есть деньги? Я всю пенсию потратил, в Старый Оскол на неделе поеду, тебе верну.

Скрытая ухмылка на моем лице не дает покоя внутреннему спокойствию. Есть немного денег. Дядь Витя приободренно объясняет мне, где магазин, иду туда. Возвращаюсь. Он сидит во дворе, который я посчитала заброшенным. Отдаю пиво. Он целует мне руку. Не ожидала такой реакции. Нельзя забывать тех, кто нам когда-то помог. Дядь Витя, наверное, не забудет меня. Уж я его точно.

Мы сидим на слегка скошенной лавке, дядь Витя показывает свой сад: яблоки, груши. На этом все. Попросил сходить во времянку. Куча раритетного и никому не нужного мусора, гора картошки в углу. Собираю её в пакет. Сзади меня диван, облезший и потрепанный, баян, а на нем старые красные туфли с толстым каблуком и квадратным носом. Наверное, это всё из той, другой жизни - жизни его родителей.

Диалог продолжается.

- Много пришлось мне повидать. Когда служил в армии и был в Чехословакии. Всю Германию объездил. Помню, в Дрездене нам юные немочки давали хлеб с салом, бутерброды приносили. Мы сначала боялись брать, а потом ели. Жив, как видишь. А однажды приехали в другой город, тоже в Германии. Там девушки с нами танцевали, кидались на шею. Вот так. Не было между нами вражды особой. Я и в штабе работал, нужно было бы печать поставить, что служил там, да не придал значения этому. А сейчас бы две с половиной тысячи к пенсии прибавилось. Но за всеми деньгами не угонишься, их все не соберешь.

Дядь Витя берет белую кружку. Руки трясутся, он подносит её ко рту. Настроение его улучшилось. В дяде Вите говорит уже не он, в дяде Вите говорит алкоголь. Он развязал язык и разукрасил лицо улыбкой. Я прячу бутылку в шкаф с плесневелым хлебом. Не из-за жадности. К дяде Вите могут прийти «товарищи», он попросил поставить туда.

- Мне Бог тебя послал. Не из-за пива, конечно. А просто вот поговорить. Мне иногда одиноко бывает, но я привык... Ты можешь сколько хочешь оставаться. Вон там ляжешь, меня не бойся, я не трону.

Я захожу в зал. За телевизором старые черно-белые фотографии, над кроватью, отведенной мне, фото его родителей.

- Батю любил. Он начальником был, важным человеком... Нас три брата. Один два года, как умер, а с другим мы уже и не общаемся.

Глаза дяди Вити ушли немного в сторону, взгляд затуманился, и лишь слеза смогла прояснить взор.

В углу с грудой старых вещей стоит старая синяя гитара.

- Вы играете на гитаре?

- А как же. Студентом был! Я и на баяне умею. Но я поранил палец (показывает ссадину на указательном), так что не смогу сейчас. Извини, дочка.

Я решила продолжить обследовать село. Перед этим дядь Витя вручил мне несколько яблок, даже хотел дать картошки и поставить курицу размораживаться. Ему не жалко. Он выделил мне  чистую ложку: «Вот эта будет твоей! Ирин, ты
приходи!».

Я не вернулась. Ушла в другом направлении, оставив дядь Витю на опеку его товарищам. Ночью в таких домах нет места маленьким девчушкам вроде меня. Даже если у них есть капля отваги. У меня целый флакон, приберегу его для другого раза.

Эта встреча дала понять, что даже оказавшиеся в сложной жизненной ситуации роговатовцы пустят в дом и накормят внезапную гостью из ниоткуда.

Продолжение в следующем номере.

Голосов:
0

Комментариев: 0

Поделиться

  • 15.09.2017

    Прямая линия

    Уважаемые читатели! Во вторник, 19 сентября, с 11.00 до 12.00 в газете «Зори» состоится прямая линия с первым заместителем генерального директора МУП «Водоканал» Романом Анатольевичем Билецким.

  • 16.05.2017

    Изменен маршрут №20

    Городской маршрут №20 «ТЦ «Спутник-Оскол (АШАН)» - Сталеваров» изменил схему движения.

  • 16.05.2017

    Новый график работы ОПС

    Управление транспорта и связи администрации городского округа сообщает...

  • 16.05.2017

    Поздравляют побратимы

    На имя главы администрации Старооскольского городского округа Александра Гнедых пришли поздравительные письма из иностранных городов-побратимов.

  • 16.05.2017

    Наши на аллее Трудовой славы

    1 мая губернатор Белгородской области Евгений Савченко и председатель областного объединения организаций профсоюзов Николай Шаталов вручили свидетельства о занесении на аллею Трудовой славы 34 коллективам предприятий и учреждений различных сфер трудовой деятельности региона.