Архив

Полезные сайты

Публикации



341-350.17 | Это интересно!

29.01.2018 Ирина ФЁДОРОВА. Фото автора

Не вернулся из боя

Конец февраля 1943 года, по воспоминаниям старожилов, был вьюжным и стылым, как, впрочем, и вся та зима. Враг выбит из города, и гонит его Красная армия прочь уверенно и упорно. Жители 1-го переулка Киселёвки и ближайших к нему улиц в районе канатной фабрики, наконец, вернулись в свои дома, которые семь месяцев занимали оккупанты.

В роще, за переулком Киселёвка, где ветер заунывно свистел среди голых веток деревьев, в один из февральских дней собрались местные жители. В твердой, неуступчивой земле мужики вырыли могилу, чтобы похоронить погибшего в одном из боев советского офицера. Его нашли в роще уже после того, как собрали наших павших солдат. Сначала их останки лежали в конце улицы Киселёвки, возле небольшой хатушки, которая стоит и сейчас. Похоронили бойцов 10 февраля в братской могиле в селе Каплино. В 1953 году там был установлен памятник павшим в боях с фашистскими захватчиками.

Офицера опустили в могилу, на грудь положили кожаную планшетку. Ни оружия, ни документов при нем не было. Мужики постояли, сняв шапки, женщины всплакнули. Яму засыпали землей вперемешку со снегом. В эти же дни местные жители обнаружили тела еще четырех красноармейцев, их тоже похоронили в роще.

Это место показали корреспонденту нашей газеты местные жители Валентина Митрофановна Рекун и
Сергей Васильевич Захаров.

– Мне об этом несколько раз рассказывал наш сосед Василий Федосеевич Долженков, который помогал хоронить наших бойцов. Он и место показал. Я дружила с его младшей дочерью Валентиной. Он был 1902 года рождения и уже умер, – говорит Валентина Митрофановна. – Все повторял нам: «Девки, помните это место, не забывайте, а то мы, старики, помрем, никто и знать не будет». Соседка Нина Ивановна Черных говорила, что тут все было устлано телами погибших молодых парней в белых маскхалатах и полушубках. Кто-то сказал ей, что это вроде были сибиряки.

Валентине Митрофановне в этом году исполнилось 79 лет. Живет в Киселёвском переулке с самого рождения. Медицинская сестра по профессии, она работала в детской поликлинике и в детском саду. Когда началась война, отец ушел на фронт. Валентине тогда было три года. Страшный случай, который произошел с ней осенью 1942-го, навсегда врезался в память. 

– Когда-то возле дома моего был круглый погреб из белой глины, там во время боев прятались мама, я и тетка с детьми, – вспоминает Валентина Митрофановна. – А потом немцы хату заняли, и мы остались жить в погребе. Однажды зашел немец, веселый такой. Лопочет: «Матка, киндер, киндер...» Никто не понял, что ему надо. А он вдруг подцепил меня штыком винтовки за рубашонку, поднял в воздух и хохочет: «Пук! Пук!». Я дергаюсь в воздухе, ору от ужаса, мама воет, тетка кричит, а ему смешно. Потом бросил меня и ушел. С тех пор часть лица у меня парализована. Когда пришли наши, все выбежали из домов, радовались, плакали... В марте 1943-го на отца прислали похоронку… А потом и вовсе тяжелое время наступило – голодали, ели траву – не было ни денег, ни домашней живности, ни посадок в огородах.

Сергея Захарова интересует история родного края, собирает все буквально по крупицам.

– Мой отец воевал, а на ближайших улицах всего четверо стариков осталось, и я у них выпытываю, как было в прежние годы, особенно во время войны, – говорит Сергей Васильевич. – Семьдесят два года, как она закончена, но не отпускает до сих пор. Я не раз находил ее свидетельства в родной земле. Когда мне было лет пять, наша семья жила в селе Герасимово Курской области. Меня почему-то привлекала труба, торчавшая из-под завалившегося соседского сарая. Старшие братья заметили мой интерес, пошли туда с лопатой и откопали немецкий пулемет. Потом дом продали, новые владельцы стали его перестраивать и нашли наган в смазке, бережно завернутый в промасленную тряпицу. Это было примерно в середине 60-х. В 1972-м родители купили дом на улице Лермонтова, и мы бегали играть в Атаманский лес. Там, где сейчас стоит обелиск, находился окоп, по-видимому, дозорный. В нем была тьма пулеметных и винтовочных гильз, а еще ржавые банки из-под консервов. В 1975 году мы снова переехали – на улицу Герцена. Тогда же здесь начали возводить бараки для строителей. Когда выкопали траншею под коммуникации, мы залезли туда поиграть. Вдруг видим – череп торчит. Выкопали три черепа. На одном сохранились ярко-рыжие волосы, наверное, это был немец. Нашли также кости и ржавые пуговицы. Ни одежды, ни документов, ни оружия не было. Собрали мы все в ящик и понесли взрослым. По дороге заглянули к соседке Антонине Косаревой, которая здесь давно жила. Она расспросила, где мы все это нашли, и сказала, что в том месте закапывали мадьяр, которые воевали на стороне немецкой армии. Мы закопали кости в той же траншее.

Я поинтересовалась у Валентины Митрофановны и Сергея Васильевича, рассказывали ли они кому-то о могилах советского офицера и солдат. Они ответили, что когда-то давно местные жители обращались в военкомат и еще куда-то. Кто-то приезжал с металлоискателем, но ничего не нашли.

– Мы говорили им, что солдаты без оружия. Что там найдешь с этим металлоискателем? Только нас никто не слушал, – сетует Валентина Митрофановна. – А ведь эти солдаты чьи-то родственники, и в чьих-то семьях до сих пор их считают без вести пропавшими.

– В вашу газету мы обратились, потому что знаем, что вы постараетесь помочь, – сказал Сергей Захаров. – Весной мы с соседями изготовим металлическую пирамидку со звездой в честь всех солдат, освобождавших наш край, и поставим в роще.

Вместе с руководителем историко-патриотического объединения «Поиск» Иваном Андреевым мы побывали на месте предполагаемого захоронения советских солдат.

– Шансов найти бойцов очень мало, – сказал Иван Иванович, осмотрев местность. – Нет свидетелей, точной привязки к заметному объекту, например, дому или старому дереву. Но здесь есть следы траншей времен войны. Вероятно, солдат похоронили в одной из них. Поисковые работы мы обязательно проведем. Пройдем с металлоискателями и щупами. Хотя местные жители и говорят, что оружия у павших нет, возможно, при них были противогазы, которые позволят найти останки. Работы начнем весной, когда просохнет земля и станет хорошо виден ее рельеф.

От редакции.

 Мы обязательно вернемся к этой теме и расскажем о результатах поиска. Быть может, из небытия вернется имя еще одного погибшего солдата.

 

 

Голосов:
0

Комментариев: 0

Поделиться